Воскресенье, 25.08.2019, 23:11
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Август 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Архив записей
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 55
...

Акбулакская центральная районная библиотека им. Правдухина

Летопись села Каракудук

                          

                                                                                                                      Летопись села Каракудук 

Акбулакского района

(фрагмент)

 

Составитель: Кальжикешева О. В. –

зав. библиотекой-филиалом № 20 с. Каракудук

 

         «Уважение к минувшему – вот черта, отличающая образованность от дикости» - подметил когда-то наша национальная гордость, «солнце русской поэзии» А. С. Пушкин. Это не потеряло своей значимости и актуальности и в наши времена. Знать историческое прошлое своего народа, своей страны, уголка земли, где ты появился на свет, помнить и чтить – святая обязанность каждого из нас.          История каждого населенного пункта, будь то крупный промышленный город или небольшой поселок, как скажем наш, созвучна с историей всей страны, всего народа.

                             С чего все начиналось

                            Полынь, песок и пыль.

                            Светлой охры все более.

                            Орел – охотник, да ковыль,

                            Да от столба к столбу перекати-поле.

Бескрайние просторы нашей ковыльной местности мало привлекали переселенцев из других земель и мест. Осмелюсь предположить, что это объяснялось не только суровыми климатическими условиями и скудной флорой, а, прежде всего, отсутствием источников воды – рек, озер, прудов.

         Большей частью заселялись низменные места, где были водоемы, а, следовательно,  имелась какая-либо растительность, защищающая от вечно дующих ветров. Так переселенцами из Украины  и центральных районов России в поисках свободных земель были обжиты поселки «Харьковка», «Донское», «Юрьевка», «Троицкий», «Лозаватый» и др.

         По преданию, в далекие времена, когда в России царствовала династия Романовых, а у престола  был один из последних ее представителей – Николай II, на месте  нашего поселка стояли юрты бая Хусаинова. Он был богат. Имел несколько сотен лошадей и тысячные отары овец. На поле, близ МТМ, вокруг ныне заброшенного колодца, располагались загоны для скота. Говорят: в те времена здесь был родник, вода которого была чистой и необыкновенно вкусной.  В смутные времена Гражданской войны этот источник воды, по приказу бая, якобы, был забит кошмами и камнями. В последствии место это затерялось.  Спустя годы вроде объявились люди,  предлагающие за определенную плату (корову) указать это место, но то ли не сошлись в цене, то ли по каким другим причинам, но родник так и не обнаружен. И был ли он вообще, это теперь не установить.

         Так или иначе, но на месте нынешнего поселка был вырыт глубокий колодец. Из-за глубины вода в нем оказалась темной. Поэтому колодец и прозвали «кара», что в переводе с казахского обозначает «черный». В последствии и возникший поселок стали называть «Каракудук» - «черный колодец».

         В 20-е годы образован Буртинский овцесовхоз Буртинского района. До 1932 года п. Каракудук с прилегающей к нему территорией является фермой № 3 этого совхоза. 1 июня 1932 года на базе этой фермы был организован совхоз «Советский овцевод – 2» Овцеводтреста  Средневолжского края с центральной усадьбы п. Каракудук.

         Возглавил хозяйство Ясаков Павел Федосович, коммунист, имеющий высшее образование и специальность ветврача. Его заместителем был Ломовцев Степан Гаврилович, главным зоотехником – Гудков Михаил

Иванович, ветврачом – Уваров Алексей Александрович. Учетнофинансовую службу возглавил Сорокин Василий Григорьевич, хозяйственную – Рябеенко И. П. Штат работников состоял из 30 рабочих. Совхоз располагал 63000 га земельных угодий, из них под пашню было отведено лишь 2700 га, остальное занимали пастбища и сенокосы.  На балансе стояло 9 тракторов американского производства, 1 автомобиль – полуторка, 1 прицепной комбайн 4 бороны, 11 плугов, 6 сеялок.

         Федор Степанович Спежев с первых дней организации нашего хозяйства свою трудовую деятельность начал в качестве сотрудника в отделе спецслужбы. Позднее перед самой войной его избирают секретарем парт. ячейки,  а в 1942 году он ушел добровольцем на фронт. Всю жизнь он посвятил труду в родном совхозе. Даже будучи уже на пенсии он продолжал трудиться в качестве инспектора по кадрам. Он вспоминал: «Летом 1932 года разъединением совхоза «Буртинский» и был организован с/з «Советский овцевод – 2» с центральной усадьбой п. Каракудук.  В совхоз вошли п. Донской (ныне п. Карагач), п. Багмет и и п. Саракамыш. Руководство хозяйством осуществлялось Наркоземом, позднее был создан Наркомат совхозов. Непосредственно совхоз подчинялся Куйбышевскому совхозтресту, директором которого был т. Юрьев, а начальником спецчасти политуправления – т. Иванов. В совхозе размещались кошары на Кулубае (потом эта территория стала полигоном), в Багмете, Донском, Троицке.  Первым руководителем хозяйства был Ясаков П. Ф., его заместителем – Ломовцев С. Г., секретарем дирекции – Еланский, брынзовар – Гордличка, маслодел – Бердля М.   Семьи Копыловых, Манасуевых, Ружицких, Сагижановых, Бурлаченко, Калдузовых, братья Ясинские Петр и Иван, Сорокин Петр, Хижняк Дмитрий, братья Гузевы Иван и Илья, Скопинцев Н. – это те люди, которые, можно сказать, стояли у истоков нашего хозяйства». 

         Местность была «голой», как говорится, всем ветрам открытой. В поселке на то время было несколько глинобитных мазанок, мастерские, сделанные из самана и практически никаких зеленых насаждений. Надо заметить,  саман был и остается одним из самых распространенных, самых дешевых и доступных материалов, применяемых при строительстве. Изготавливали его сами жители села. В 70-80 годы, когда началось массовое строительство, саман делали сезонные рабочие, как правило, вольнонаемные  бригады из цыган. Из животноводческих помещений в основном были плетеные из тала и обмазанные глиной кошары. Распологались они на Кулубае, Багмете, Донском. Лесных насаждений практически не было – на сотни верст простиралась бескрайняя степь.

         В качестве топлива использовали овечий кизяк, чилигу и камыш. К слову сказать, камыш использовали и для покрытия крыш в качестве утеплителя. Сверху крыши засыпали глиной и землей. Из жилищ в те времена в основном были глинобитные землянки с земляным полом. Самые рачительные хозяйки время от времени смазывали его раствором из глины и конского навоза и песка. Огородами в те времена практически никто не занимался, так как не было источников для полива – водоемов.  Лишь потом с устройством плотин и прудов, а также проведением водопровода появится возможность заниматься выращиванием овощей.

         Большая и дружная семья Копыловых по праву считается основателями нашего хозяйства, села. Жили они в п. Всокий (к/з им. Тельмана). Весной 1932 года переехали в с/з Буртинский, на базе 3 отделения которого 1 июня этого

же года будет организован с\з «Советский овцевод – 2». Глава семейства – Копылов Григорий Иванович возглавлял совхозную пилораму, жена – Копылова Анна Фёдоровна была разнорабочей.  Старшие дочери Елизавета и Татьяна, сыновья Василий и Владимир с первых дней стали работать на строительстве и ремонте сначала животноводческих помещений и жилья, а затем и объектов соцкультбыта.  Подрастающие дети: Иван и Алексей, Настя и Рая стали помогать взрослым. Они месили глину, носили воду, делали и подносили саман. Семья  Копыловых по праву является живой историей нашего хозяйства, нашего села. Какой только работы не пришлось выполнять этим людям. Трудились не ради почестей и славы, а ради того, чтобы Родина стала краше, а народ – счастливее! Они горячо верили в это и трудились не жалея сил и здоровья.  В годы войны, когда все мужчины ушли на фронт, в совхозе была организована женская тракторная бригада. Старшая дочь Татьяна, окончив курсы трактористов,  села за рычаги трактора: и пахала, и сеяла, и убирала хлеб. А в 1943 году вместе с отцом и младшей сестрой Настей были мобилизованы в освобожденную от фашистов Ростовскую область пахать и сеять – растить хлеба.  Как вспоминает Татьяна Григорьевна, было очень опасно просто  ходить по земле, в которой были неразорвавшиеся мины и снаряды, а уж обрабатывать ее тем более. Бывали случаи, когда люди подрывались. Но судьба хранила Татьяну и близких ее людей. Отработав положенный срок, они благополучно вернулись домой, теперь уже работать на полях родного хозяйства.

         В память о дружной и трудолюбивой семье Копыловых названо одно местечко – балка Копыловка, находящаяся в окрестностях нашего поселка.

         Семья Манасуевых Ивана Алексеевича и Татьяны Николаевны так же была одной из первых жителей села. Иван Алексеевич работал бухгалтером расчетного стола, а Татьяна Николаевна работала на разных работах: на стрижке овец, на строительстве и ремонте животноводческих помещений, мазала кошары. С первых дней войны Иван Алексеевич ушел на фронт, а Татьяне Николаевне, в прочем, как и всем женщинам села, пришлось взвалить на свои плечи всю мужскую работу. Потом уже в мирное время, окончив в Оренбурге четырехмесячные курсы, стала работать техником-осеменатором, затем рабочей на мельнице.

         Братья Ясинские – Петр и Иван, братья Гузевы Иван и Илья, Сагижановы, Бурлаченко, Хижняк Дмитрий, Лебедева Пелагея Ивановна (к слову сказать, была большой мастерицей по печному делу), Хохленков В., семья Овдий, семья Калюжиных – одни из первых были приняты в штат работников совхоза.

         Вспоминал Иван Петрович Калюжин: «В 1932 году в июне был образован совхоз «Советский овцевод – 2». Центральная усадьба была определена на месте 3 фермы с/за «Буртинский», где я в то время работал трактористом. Со дня организации нового совхоза стал работать в нем. В то время у меня уже была семья: жена и сын. Жили мы и еще пять семей в глиняных землянках. Затем были построены 2 четырехквартирных барака. В одном из стала жить и моя семья. Позднее были построены ещё бараки. На месте бани (местечко близ дома Селиверстовых) было строение из самана и камыша – мастерские, где ремонтировали технику. В совхозе в то время были тракторы американского производства «Интер», «Фордзон». В 1933 году стали поступать ХТЗ, СХТЗ, а в 1936 году поступали первые ЧТЗ. Перед войной поступали первые дизеля С-60».

          В те времена наше хозяйство специализировалось на разведении овец. Природно-климатические условия нашей местности наиболее подходят для разведения данной отрасли животноводства. Неприхотливые к условиям содержания, овцы длительное время содержались на выпасах, хорошо используя «подножный» корм пастбищ любого рельефа и для питья неглубокие водоемы – балки, в основном наполняемые талой водой. Даже в засушливые годы, когда под суховеем выгорали косогоры, овцы находили себе пропитание. К тому же приемы ухода и содержания  овец намного проще, не требовали таких затрат, как содержание какого-либо другого вида скота. И не случайно в свое время братья Иван и Василий Багмет, переселившиеся в поисках лучшей доли с Украины и обосновавшие свой хутор, который в последствии будет называться «Багмет», займутся разведением овец. Потому как практичный  крестьянский ум рачительного хозяина подсказывал им, что местные условия как нельзя лучше способствуют этому. Двадцатитысячным овцепоголовьем располагало наше хозяйство в те времена. Первыми работниками животноводства были: М. Бахметов, Бодашко Демьян, Духнов, Имамбаев, Кукаев, Танибергенов и др. Все давдцатитысячное поголовье находилось на попечении этих людей. Затем, где-то в сороковые годы, стали разводить лошадей и верблюдов, используя их в работе. Для них построили базу на месте, где ныне расположено подворье Янчукевич.

         Поскольку Каракудук стал центральной усадьбой совхоза, остро стал вопрос по расширению поселка и его благоустройству.         В Каракудуке активно развернулось строительство жилищного фонда, объектов соцкультбыта, посадка лесных насаждений. В качестве жилья в основном в те времена строили четырехквартирные бараки. Каждая квартира состояла из двух комнат. Конечно, они были  далеко не совершенны, да и тесны для многодетных семей, т.к. половину комнаты занимали печи, долгие годы служившие для крестьян кормилицами и спасительницами. Но в те годы люди радовались такому жилью.  Бараки были из деревянных щитов, задранкованных и помазанных. В село прибывали новые работники. Семьи у всех были большими. Встал вопрос о строительстве школы. И первая школа-семилетка была построена на грани, где сейчас располагаются дома Зарубина В. А. и Елемесова С. А.

         Директором школы была Бойко Вера Михайловна, затем в годы войны директором стала Лисовская Анна Ивановна. В послевоенные годы эта школа стала школой-интарнатом. А в 1936 году была построена еще школа по улице Майской, где клубный парк. Там в последствии, когда в 1966 году будет построена нынешняя школа, будет размещаться склад запчастей, склады РАЙПО. Кроме того, также были построены саманные мастерские, мазанка-столовая. В 1934 году комсомольцами была посажена первая посадка из кленов (ныне улица Парковая). Под руководством комсомольского вожака Тесля Павла Ивановича комсомольцы Копыловы Василий и Владимир, Татьяна и Елизавета, Севастьянов Сергей, Овдий Дмитрий, Сапижак и другие сажали насаждения, а затем ухаживали за ними: поливали, уничтожали сорняки. Других лесных насаждений в поселке и его округе не было. На месте нынешней посадки вдоль улицы Молодежной сажали картофель и бахчевые культуры. В 1938 году на месте пустыря (в недалеком прошлом в 80-е годы там был продовольственный склад)  была построена хлебопекарня, славившаяся своими караваями по всей округе. Заведовал ею мастер своего дела Костенко Иван Клементьевич

         На территории поселка практически не было водоемов, лишь несколько колодцев. Остро встал вопрос о водоснабжении. На месте, где располагалась усадьба Борецких, а ныне проживают Алкеевы, была построена водокачка-ветряк.

         Здесь были устроены желоба, по которым вода подавалась в колодцы, из которых поили скот. В хозяйстве к тому времени наряду с овцеводством интенсивно стало развиваться скотоводство: разводили крупный рогатый скот, а также лошадей, поскольку в работе преобладал гужевой транспорт. Жизнь в селе постепенно налаживалась: приезжали новые работники, создавались молодые семьи, рождались и подрастали дети, строилось жилье, благоустраивалось село.

         1941 год. То воскресное утро обещало хороший погожий день и начиналось оно для сельчан как всегда. Наскоро управив домашние дела, сельчане спешили на работу: кто на сенокос, кто на ремонтные работы – не за горами жатва, кто на помазку бараков и животноводческих помещений. Руководил хозяйствам Улицкий Иван Иванович (в ноябре 1942 года уйдет на фронт). Руководил грамотно, по-хозяйски. Все были при деле и, в общем, все было как всегда. А там, на границе уже громыхала война. Мирная жизнь советских граждан была прервана вероломным нападением на нашу страну фашистской Германии. Страшная весть о войне докатилась до глухого поселка Каракудук. Растерянные лица взрослых, испуганные у детей, заплаканные женщины, мобилизация, митинги, слезы, причитания – вот таким запомнился тот грозный 1941 год нашим сельчанам.

         Все гневно осуждали агрессора и верили, что враг скоро будет разбит. Каждый день село покидали мужчины – уходили на фронт. Уходили от привычной с детства знакомой крестьянской работы,  по неволе поменяв ее на ратную. Уходили, оставив нескошенные травы, колосящиеся хлеба, оставив семьи. А в каждой семье дети – мал, мала меньше. В редкой семье было 3 человека, в основном 5-8 детишек. За годы войны из сел нашего хозяйства ушло на фронт свыше 200 наших земляков.  Их рабочие места заняли женщины, старики, подростки.  Не долго  им привелось играть в тряпичные куклы , да в «Чапая», война лишила их детства, заставив наравне со взрослыми тянуть тяжелую лямку крестьянской работы.  А работы было непочатый край: сенокос в разгаре, подходили хлеба, а там и озимые сеять нужно, и зябь пахать… Хлеба косили жнейками «Коммунар», «АКС», «Петровкой», которые тянули быки. На жнейке сидел подросток и скидывал  скошенные хлеба в валки. Затем эти валки вручную собирали в копны, а затем или везли на гумно, или скирдовали в поле, чтоб потом обмолотить. А впереди зимовка скота. А зимы в те времена были особенно суровыми: то изо дня метели, то тридцатиградусные морозы. Трудно приходилось нашим землякам. Едва лишь забрезжит слепой рассвет, поднимались и шли на работу, а возвращались потемну, частенько далеко за полночь.  Дома оставались лишь старики немощные да дети малые. Все другие, включая и 8-12 летних   подростков, работали. Положение усугублялось скудным пропитанием и бедной «одевкой». Голодовали все. И хотя на своих участках старались побольше вырастить картофеля, тыквы и свеклы, но их все равно не хватало. Весной ели «съедобную»  траву, отлавливали сусликов. Частенько малых детей оставляли без присмотра. Сажали на пол, обкладывая каким-нибудь тряпьем, рядом ставили миски с нехитрой крестьянской снедью, рожки с молоком, водой.  Чтоб дите не уползло и бед не сотворило, привязывали его за ножку  к кровати или столу. И на весь день. Сердце кровью обливалось у матерей, когда по темну  возвратившись домой, находили своих «кровиночек» спящими, засиженными мухами, успевших за долгий день и поиграть, и нареветься и наголодаться. У кого были дети постарше – 6-8 лет,  тем было полегче, присматривали за малышами, делали посильную работу по дому.

         Война оказалась гораздо суровей и продолжительней, чем ожидали. В ноябре 1942 года ушел на фронт руководитель хозяйства – Улицкий И. И.  В декабре  руководство хозяйством принял  Подопригора Н. Ф.  К этому времени  из села на фронт ушли практически все работоспособные мужчины. Те немногие мужчины – трактористы, вначале оставленные по брони, вскоре тоже были отправлены на фронт. Но не умолкли «железные кони». Каждый тракторист, зная что в любую минуту может быть отправлен на фронт, готовил себе замену из девчат-прицепщиц. Так в годы войны была создана женская тракторная бригада. Шестнадцатилетняя Аня – Анна Сергеевна Принько, Головина (Копылова) Татьяна Григорьевна, Севастьянова С., Даутова А., Мантоптина, Баулина Е.,  Асанова, Городецкая Вера, Федорова, Скокова Н., Смирнова Е., Танибергенова К., Дедулова К., Краснова Валентина, Ружицкая Зоя – женщины, а вернее сказать молоденькие девушки днем и ночью пахали землю – растили хлеб. Хлеб нужен был фронту, хлеб нужен был и в тылу. Тяжело приходилось трактористкам: техника часто ломалась. Плакали от бессилия, когда мотор почему-то не заводился.  Особенно тяжело приходилось в холодное время года, когда под пронизывающим ветром девичьи руки  в прямом смысле примерзали к металлу. Но не сдавались девчата.

         С 1942  по 1944 годы трактористами были:  Асакова, Баулина Е., Вишневский А., Головина Т., Городецкая А., Городецкая В., Задерновсский Б., Калашникова Л., Калюжин И. П., Кавтупов М., Кудрина М. Г., Кускин Л., Лебедев А.,  Лемешко П., Нечепуренко В., Портной Г., Смирнова Е., Чернова М., Фёдорова, Шайковский И.  На комбайнах работали: Яганцева А., Берля Е., Скопинцева В., Дедукова Н., Минтопина, Симоненко, Лемешко Н., Копылова Анастасия, Гагчанская К. Работы хватало всем. Все, кто остался в селе, в т.ч. и подростки 8-10 лет работали на полях и фермах хозяйства. Они пропалывали поля, косили, сгребали и копнили сено, возили с полей зерно на ток и не обмолоченные снопы на гумно, молотили и веяли зерно, подвозили сено и солому к местам зимовки скота, собирали колоски, ухаживали за телятами и овцами.

         Вспоминала Татьяна Николаевна Манасуева: «На все был выставлен план: на зерно, на мясо, на молоко, шерсть. Все сдавали. В годы войны мы с женщинами возили на элеваторы Акбулака и Яйсана зерно. Возили на арбах, а в зимнее время – санях, в которые запрягали быков и коров, так как лошадей всех забрали на фронт. Выезжали ночью – дорога была неблизкой. Редким случаем приходилось обернуться за 4 дня. А дома оставались дети малые, хозяйство. Хорошо у кого есть старики, присмотрят. А у кого нет… Просили соседей. Метели и морозы, уставшие и измотанные работой быки, отказывались тянуть возы, а еще голодные волки, которых в годы войны было очень много. Специально в дорогу брали жестяные банки, все, что звенело и тарахтело, чтобы отпугивать волков. И стучали, и гремели, и плакали, и богу молились. Страшно было. Боялись и дезертиров